JoomlaTemplates.me by Discount Bluehost

Доводы в пользу единого человечества

Обновлено: 08.01.2017

Доводы в пользу единого человечества

Моя страна — весь мир, моя религия — делать добро. [*]
Томас Пейн

Один принципиальный вывод, следующий из логики, которая определяет цели ДДВ, состоит в том, что человеческое общество должно объединить свою экономическую деятельность и стремиться действовать сообразно природной динамике физического мира, как единый вид с общим домом, если мы хотим решить существующие проблемы, повысить безопасность, повысить эффективность и способствовать достатку. Мало того, что современные мировые экономические границы служат источником конфликтов, дестабилизации и эксплуатации, но и сам по себе формат работы и взаимодействия чрезвычайно неэффективен с чисто экономической точки зрения и сильно ограничивает потенциал нашего общества [*].

 

И хотя нынешнею, основанную на соперничестве, систему национальных государств легко оправдать, как естественное следствие нашей культурной эволюции, учитывая историческую скудость ресурсов и долгую историю войн вообще, столь же естественно будет рассудить, что человеческое общество только выиграет, оставив эту форму взаимоотношений, — когда поймёт, что это полезно для всех нас.

Как мы покажем ниже, по сравнению с достоинствами и преимуществами, которые вполне достижимы, недостатки и слабости нашей нынешней модели попросту неприемлемы. Потенциальные эффективность и изобилие, экстраполируемые в рамках предлагаемой ДДВ новой социально-экономической системы, опираются отчасти на общее стремление человеческого населения трудиться сообща и разумно делиться ресурсами в противоположность нынешним ограничениям и распрям.

Более того, социальные стрессы и риски, возникающие сегодня вокруг технологической войны, загрязнения, экологической дестабилизации и других проблем, говорят не только о критической важности перехода к по-настоящему глобальной организации, но и указывают на рациональную необходимость такого перехода. Бандитская психология, пропитанная духом ксенофобии, присущая современному национальному государству, — зачастую в форме патриотизма, — сама по себе является источником ужасной дестабилизации и бесчеловечности, не говоря уже об упоминавшейся утрате технической эффективности.

Ложное разделение

Как писалось в предыдущих очерках, в основе нашего выживания и повышения качества жизни на Земле, как отдельных людей, так вида в целом, лежит понимание законов природы и их воздействия на нашу экономическую модель. Данная идея, это просто понимание необходимости учета законов природы в контексте экономической эффективности на уровне людей и окружающей среды. Совершенно логично, что существа, населяющие некую среду обитания и зависящие от неё, должны подстраивать всю свою деятельность под природные законы, характерные для этой среды, по максимальному их пониманию на данном этапе истории. Любая другая ориентация попросту нерациональна и приведёт лишь к проблемам.

С осознанием, что Земля — это симбиотическая / синергическая система с распространёнными повсеместно ресурсами, подчиняющаяся неотъемлемому доказуемому причинно-следственному научному порядку вещей, который во многом является логической инструкцией для человека по достижению величайшей общественной функциональности, оказывается, что наш более широкий контекст, как глобального общества превосходит все понятия традиционного / культурного разделения, включая любую верность странам, корпорациям и даже политическим традициям.

Если экономика стремится с всевозрастающей эффективностью удовлетворять потребности населения, при этом укрепляя глобальную устойчивость и благополучие человечества, то наши экономические операции должны это учитывать и синхронизироваться с крупнейшей понимаемой нами системой. С этой точки зрения, индивидуальные государства — это очевидно ложные, искусственные разделения, обязанные своим существованием культурной традиции, а не логической технической эффективности.

Ценности

На сегодня в основе структуры общества лежит многоуровневое человеческое соперничество. Государства соперничают между собой за экономические / материальные ресурсы; фирмы соперничают за прибыль / долю на рынке; а рядовые рабочие соперничают за прибыльные рабочие места / доходы, а следовательно и за само личное выживание.

Это соперническое мышление включает в себя базовую психологическую склонность игнорировать чужое благополучие и здоровье окружающей среды. Сама суть соперничества заключается в достижении преимущества над другими ради личной выгоды, поэтому неудивительно, что стратификация и эксплуатация стали привычными атрибутами нынешнего общественного строя. Интересно заметить, что практически вся так называемая коррупция, которую сегодня в мире считают преступной, происходит из той же самой психологии, которая якобы направляет мировой прогресс за счёт конкуренции интересов.

Учитывая эту систему взглядов, ничуть неудивительно, что в обществе по-прежнему распространены и другие вредоносные поверхностные социальные барьеры, такие как раса, религия, убеждения, класс и ксенофобские предрассудки. Сеющий рознь багаж из ранних, ориентированных на страх, этапов нашей культурной эволюции не имеет под собой реальной основы в физическом мире и ныне только тормозит прогресс, безопасность и устойчивость.

Как будет показано в следующих очерках, потенциал доступных сегодня эффективных, ориентированные на изобилие методов, способных устранить большинство человеческих лишений, беспрецедентно повысить средний уровень жизни, принципиально улучшить общественное здоровье и экологическую устойчивость, не реализуются из-за устоявшихся социальных традиций, включая концепцию государства. Факт состоит в том, что технически существует всего одна раса — человеческая раса [*], всего одна базовая среда обитания — Земля, и всего один работающий способ мышления — научный.

Истоки и влияние

Давайте кратко рассмотрит истоки этой сопернической / разделительной модели. Даже не углубляясь в подробности, очевидно, что у эволюции общества богатая история конфликтов, лишений и неравенства. Хотя единого мнения о природе общества в период, предшествовавший неолитической революции [*], нет, Земля после неё была и остаётся полем битвы, на котором в ходе материального и идеологического соперничества были утрачены бесчисленные жизни [*].

Причём этот общепризнанный мотив настолько повсеместен, что на сегодня многие приписывают склонность к конфликту и доминированию неразрешимым импульсивным свойствам нашей человеческой природы, заключая, что человек попросту не способен существовать при общественном строе, не основанном на подобных принципах соперничества, и любой подобный строй окажется уязвим к злоупотреблению властью, которое лишний раз докажет наше неотъемлемое стремление соперничать / доминировать [*].

Хотя данный очерк не имеет своей основной целью рассмотрение предмета человеческой природы [*], хочется заметить, что в основном модель соперничества / разделения оправдывают эмпирическим допущением о злоупотреблении властью, которое в качестве доказательства использует общий исторический контекст. При этом конкретные условия тех времён с учётом известной человеческой гибкости в этих характеристиках зачастую исключают или игнорируют [*].

Историю конфликтов нельзя рассматривать обособленно. Необходимо учитывать условия и обстоятельства времени во всех подробностях. Более того, можно справедливо заметить, что склонность к доминированию / конфликту, — весьма вероятная реакция практически для всех людей в стремлении к самосохранению и выживанию вообще [*], — провоцируют стрессы, а не она сама служит источником негативных реакций. Недоумевая, как огромная нацистская армия умудрялась морально оправдывать свои действия во Второй мировой войне, мы часто забываем колоссальную пропагандистскую кампанию, организованную режимом, который как раз стремился использовать данную биологическую слабость [*].

Истинный личный интерес

Понятие личного интереса является неотъемлемой частью человеческой воли к жизни. Эта связь очевидна, и несложно проследить, как в ходе истории стремление к личному выживанию, нередко распространявшееся на родных и племя (коллектив), подготовило почву для разделительной и оградительной парадигмы современности. С точки зрения истории ничуть не удивительно, что крупнейшие экономические теории также основываются на понятиях соперничества и неравенства, как это видно в трудах Адама Смита. Этот так называемый «отец свободного рынка» популяризовал убеждение, что поступай все сугубо эгоистично в любой ситуации, мир бы стремительно развивался сообща [*].

Эта идея невидимой руки, в рамках которой прогресс человечества — есть следствие одних лишь эгоистичных интересов, могла быть более-менее убедительной философией много лет назад, когда в примитивном обществе каждый был своеобразным производителем [*]. Однако общество со временем сильно изменилось: выросло население, возникли совершенно новые структуры распределения ролей, значительно усовершенствовались технологии. Риски, связанные с этим образом мыслей, сейчас скорее опасны, чем выгодны, а истинный контекст определения личного интереса ныне масштабен как никогда.

Разве защищать, холить и лелеять среду обитания, благодаря которой ты жив, — это не личный интерес? Разве это не личный интерес — заботиться обо всём обществе и поддерживать его членов, чтобы максимально сократить последствия лишений ради собственной безопасности? Разве это не личный интерес — считаться с последствиями империалистических войн на другом конце планеты, способных взрастить неистовую фанатичную ненависть, из-за которых ты рискуешь стать жертвой взрыва бомбы в ресторане, как отчаянного акта мести?

Разве не в личных интересах дать достойное воспитание и образование всем детям в обществе, чтобы твоё будущее и будущее твоих детей состоялось в ответственном, образованном и продуктивном мире? Разве не в твоих личных интересах сделать промышленность максимально организованной, оптимизированной и научно точной, чтобы не производить низкотехнологичный хлам, который в будущем может сбоить и вызвать проблемы?

Короче говоря, ситуация в мире изменилась, и теперьличный интерес человека полезен не более его общественного интереса. Соперничество и стремление наверх за счёт других имеет лишь негативные последствия в далеко идущей перспективе, ибо это прямое игнорирование синергической природы системы, в которой мы живём. Построенная задёшево в Японии атомная станция для жителей Америки будто бы мало что значит. Однако, если на станции произойдёт серьёзная авария[*], её последствия и загрязнение могут добраться до американских домов, что доказывает: в далеко идущей перспективе нельзя быть в полной безопасности, если не придерживаться глобального мышления.

В конечном счёте, только ответственное отношение к Земле и человечеству может обеспечить достижение истинных личных интересов человека, а следовательно и эволюционную приспособленность нашего общества [*]. Уже само желание поддерживать свою страну и игнорировать или даже упиваться неудачами чужих — это дестабилизирующая система ценностей.

Война

Времена утилитарной войны давно прошли. Маячащие на горизонте технологии грозят созданием оружия, по сравнению с которым атомная бомба по разрушительной силе покажется римской катапультой [*]. Несколько веков назад война, хотя бы примерно, была ограничена воюющими сторонами. Ныне же под угрозой весь мир. На сегодня существует более 23 тысяч единиц ядерного оружия, которого достаточно, чтобы стереть человечество с лица земли несколько раз [*].

Во многом сейчас под сомнением сама наша общественная зрелость. Битвы с палками и камнями в качестве оружия могли снести немало человеческой глупости и дурных намерений. Но в мире нанооружия чудовищной разрушительной силы, которое можно создать в небольшой лаборатории, наш расширенный личный интерес должен стать приоритетным, а институт войны должен быть постепенно упразднён. Для этого страны должны технически объединиться и совместно использовать ресурсы и идеи, а не стяжать их ради привычной сегодня сопернической выгоды.

Такие организации, как ООН, в этом отношении оказались пустышками: из-за фундаментальной природы разделения стран и ориентации имущественно-денежно-сопернической системы на социально-экономическое доминирование они постепенно становятся инструментами создания империй. Мало просто собрать мировых лидеров за одним столом и обсудить проблемы друг друга. Должна измениться сама структура, чтобы между региональными группами стало возможным принципиально иное взаимодействие, при котором уже не будет традиционного для государств чувства взаимного недоверия.

В конечном счёте, не существует эмпирического владения ресурсами и идеями. Подобно тому, как идеи постепенно развиваются в масштабах культуры благодаря групповому мышлению, ресурсы планеты — функционально переходны и применяются в соответствии с научной оценкой. Земля — это единая система заодно с законами природы, которые ею управляют. И человеческое общество либо признает этот фундаментальный факт и начнёт действовать в соответствии с ним, либо нам всем предстоит страдать.

Просмотров: 677