JoomlaTemplates.me by Discount Bluehost

Научное мировоззрение

Обновлено: 08.01.2017

Научное мировоззрение

Почти все крупные систематические ошибки, сбивавшие людей с толку тысячи лет, происходили из практического опыта. Гороскопы, заговоры, оракулы, чары, колдовство, снадобья знахарей и иных врачевателей до прихода современной медицины столетиями были непогрешимы в глазах народа по причине их якобы практической эффективности. Научный метод был разработан именно с целью прояснить природу событий в более контролируемых условиях и по более строгим критериям, чем те, что возникают в ситуациях, созданных практическими проблемами. [*]
Майкл Полани

Вообще говоря, эволюцию нашего понимания мира можно рассматривать как путь от поверхностных наблюдений, полученных нашими пятью ограниченными чувствами и интуитивно пропущенных через оценочные параметры системы знаний, задаваемой системой образования определенного периода времени, к технике объективного измерения и самосовершенствующимся методам анализа, которые стремятся вывести (или вычислить) выводы, проверяя и перепроверяя факты, отыскивая подтверждения в согласии с научным принципом причинно-следственной связи, — той самой связи, которая, похоже, охватывает все характеристики того, что мы зовём природой.

 

Законы природы нашего мира существуют независимо от того, признаём мы их или нет. Эти непреложные правила вселенной уже существовали задолго до того, как у людей развились способности, необходимые для их восприятия и понимания. И хотя можно поспорить, насколько точны наши толкования этих законов на данном этапе нашей интеллектуальной эволюции, существует достаточно доказательств того, что нас и в самом деле связывают нерушимые силы со своей собственной измеримой и определенной логикой.

Колоссальные успехи и способность к прогнозированию нынешних математики, физики, биологии и иных научных дисциплин доказывают, что мы как вид постепенно познаём природные процессы, а наша всевозрастающая изобретательность и способность копировать, усиливать и подавлять эти природные процессы подтверждает развитие нашего их понимания. Современный мир, кишащий технологиями и меняющими жизнь изобретениями, — ещё один факт в пользу верности научного процесса и его огромного потенциала.

В отличие от исторических традиций и религиозных догм, в рамках которых человеческие убеждения практически статичны, признание законов природы подразумевает логику, которая принципиально противоречит принятым убеждениям о постоянстве, которые для многих святы. Как мы покажем ниже в этой статье, с оглядкой на прогресс очевидно одно: не может быть единственного и неизменного знания — кроме, как ни парадоксально, знания о принципиальной неопределённости в контексте упомянутого прогресса и адаптации как таковой.

Это является составной частью того, что мы назовём научным мировоззрением. Одно дело — применять методы научной оценки в отдельных ситуациях, например использовать специальные приёмы для анализа и проверки прочности и надежности проекта здания, и совсем другое — применять универсальные принципы обоснованного, причинно-следственного мышления и методов проверки ко всем сферам жизни. Альберт Эйнштейн как-то сказал: «Чем дальше продвигается духовная эволюция человечества, тем ясней я вижу, что путь к истинной религиозности лежит не через страх жизни, страх смерти и слепую веру, а через стремление к рациональным знаниям» [*].

Пускай циники часто сводят честность науки до очередной религиозной веры, а её точность — к холодности и бездуховности, а то и вовсе вопят о вредоносности применения технологий, порицая создание атомной бомбы (что, на самом деле, подчёркивает ущербность человеческих ценностей, а не инженерии), нельзя не признать, что применение этого подхода к пониманию и подчинению себе реальности дало человечеству невероятные возможности. Ни одна другая идеология не дала и крупицы предсказательной и практической пользы, которую обеспечила наука.

Впрочем, это не значит, что в современном мире не распространено активное культурное отрицание этой связи. Если, например, говорить о теистических верованиях, то существует тенденция изолировать человека от жалких условий физической реальности и возносить их над ними. Согласно традиционным представлениям, мы, люди, в чем-то особенные и что, должно быть, есть силы, например всемогущий бог, способные в любой момент нарушить законы природы, и поэтому эти законы якобы менее важны, чем постоянное повиновение воле бога и т.д. Увы, в культуре по-прежнему присутствует страшная человеческая гордыня, которая безо всяких проверяемых аргументов предполагает, что люди существуют отдельно от всех других явлений и что считать нас частью, а то и результатом природных, описываемых наукой сил, — значит принижать ценность человеческой жизни.

При этом на сегодня существует склонность к так называемому метамагическому [*] мышлению, которое можно считать шизотипическим расстройством личности, — при нём фантазии и лёгкий самообман укрепляют ложные допущения о причинно-следственных связях в мире, а научный метод никогда не принимается с полной строгостью. Чтобы результат считался подтверждённым, наука требует его проверяемости и повторяемости, но в наше время многие убеждения вроде бы нормальных людей совершенно не следуют этому критерию.

Помимо традиционных религий с подобным суеверным мышлением также тесно связывают культурное течение «нью эйдж» [*]. И хотя для нас, как для общества, крайне важно помнить неопределённость своих знаний о мире, быть открытыми и свободно воспринимать любые утверждения, доказательство этих утверждений достигается лишь измеримостью и согласованностью, а не ложным оптимизмом или эзотерическим очарованием.

Подобные непроверенные суждения и допущения составляют систему взглядов, характерную для веры [*], а не разума, причём достоинства веры сложно обсуждать, поскольку правила веры изначально отрицают доказательство. Это одно из затруднений, стоящих ныне перед человеческим обществом: то ли нам слепо верить традиционному для нашей культуры учению, то ли подвергать сомнению и проверять справедливость этого учения в контексте окружающей нас физической реальности?

Наука несомненно занимается последним, и для неё ничто не свято. Она всегда готова исправить прежние ошибочные выводы с возникновением новой информации. Но чтобы принять настолько изменчивую и вместе с тем крайне справедливую и практичную позицию относительно окружающего мира, необходима особая чувствительность — воплощающая сомнения, а не уверенность.

Цитируя профессора Фрэнка Уолфса (Кафедра физики и астрономии, Университет Рочестера, Нью-Йорк):

Развитие

Словом, в основе научного метода лежат скептицизм и открытость. Науку интересует максимальное приближение к истине, и она совершенно открыто признаёт, что абсолютно все наши знания будут со временем пересмотрены с появлением новой информации.

Аналогично, кажущиеся сомнительными, невозможными и даже мистическими на первый взгляд тезисы вполне могут оказаться полезными и справедливыми толкованиями в будущем — после того, как будет проверена их состоятельность. Данная тенденция воплощает развитие мысли и даже, можно сказать, развитие истины. Поверхностный анализ истории показывает, как различные традиции и практики менялись с появлением новых знаний; это смиряющее осознание крайне важно для развития человечества.

Симбиоз

Второе важное свойство научного мировоззрения, которое стоит рассмотреть в данной ситуации, — это симбиотическая природа всего, что нам известно. Многие отмахиваются от неё как от очевидной, но она ведёт к важнейшим для наших взглядов на мир, убеждений, поведения и нас самих открытиям.

Понятие симбиоза обычно используют в контексте взаимосвязанных отношений между биологическими видами [*]. Однако наш контекст этого слова шире и относится к взаимосвязанной природе всего. Хотя ранние представления о природных явлениях позволяли рассматривать то же дерево, как независимую сущность, как будто изолированную за счет иллюзии отделенности, однако, на самом деле, своим возникновением и существованием дерево полностью обязано воздействию внешних сил [*].

Вода, свет, питание и другие интерактивные внешние атрибуты, необходимые для развития дерева, составляют пример симбиотической или синергической связи. Впрочем, масштабы этого симбиоза, как оказывается, грандиознее всех наших прежних представлений, и чем больше мы узнаём о процессах в нашей вселенной, тем более незыблемой кажется её внутренняя связность.

Эту модель лучше всего воплощает понятия «система» [*]. Упомянутое же дерево — это иллюстрация восприятия системы. Корень, ствол, ветки, листья и прочие части дерева можно назвать подсистемами. В то же время, само дерево — это тоже подсистема, если рассматривать лес, а тот — подсистема другой, более крупной структуры — экосистемы. Подобные объяснения кому-то покажутся тривиальными, но, увы, огромную брешь в человеческом понимании мира составляет недостаточно признание системности Земли, важности каждой из составляющих её подсистем и их взаимосвязи.

Тут можно использовать даже термин «категория систем» [*] для описания всех систем, внешне малых и крупных, поскольку подобные речевые определения в общем-то условны. Эти субъективные системы и связанные с ними слова-отсылки — лишь инструменты человеческого общения. По всей же видимости, существует всего одна система — продукт законов природы, которую можно справедливо так называть, поскольку все системы, которые мы видим и категоризируем сегодня, могут быть лишь ее подсистемами. Просто нигде нельзя найти поистине изолированную систему. Даже земная система, которая кажется самостоятельной, ведь Земля сама по себе летит в космическом пространстве, своими определяющими характеристиками полностью обязана солнцу, луне и, наверняка, многим другим симбиотическим и синергическим факторам, которые нам ещё только предстоит осознать.

Иными словами, при рассмотрении взаимодействий, которые связывают субъективные категории систем воедино, мы находим связь между всем. С точки зрения общества, это понимание связанности систем лежит в основе, пожалуй, самой перспективной для выживания человечества философии [*]. Человек, как и дерево и Земля, опять же, только кажется изолированным. Однако без того же кислорода для дыхания человек не выживет. Это значит, что системе человека необходимо взаимодействовать с системой атмосферы, а значит и с системой выработки кислорода. А поскольку большую часть необходимого нам атмосферного кислорода вырабатывается в ходе процесса фотосинтеза, в наших интересах понимать, что и как влияет на эту систему, и стремиться найти равновесие с ней в процессе существования нашего общества.

Глядя на загрязнение океана и стремительную вырубку лесов, мы часто забываем, насколько это важные явления для целостности системы человека. На самом деле, примеров вреда, которое наносит окружающей среде наш вид из-за ограниченного понимания симбиотических причинно-следственных связей между всеми известными категориями систем, настолько много, что об этом кризисе можно написать целые тома. Так или иначе, неспособность понять эту взаимосвязь — фундаментальная проблема, и когда человечество наконец вполне осознает принцип взаимодействия систем, многие виды привычной сегодня деятельности будущим людям будут казаться чрезвычайно глупыми и опасными.

Устойчивые взгляды

Это приводит нас к базовому уровню мышления и убеждений. Как говорилось выше, сама наша языковая система изолирует и организует элементы мира для общего постижения. Сам язык — это система, основанная на определениях категорий, которые мы ассоциируем с окружающей реальностью. Однако, как бы ни был удобен этот способ идентификации и организации для человеческого разума, он в то же время подразумевает ложное разделение.

Учитывая это обстоятельство, несложно понять, почему мы так привыкли мыслить и действовать не целостно и почему история человеческого общества — это история дисбаланса и конфликтов [*]. Именно на этом уровне упомянутые физические системы вступают в контакт с системами мышления и убеждений [*].

Хотя понятие устойчивости обычно связывают с техническими процессами, экологией и инженерией, мы часто забываем, что любым техническим приложениям предшествуют наши ценности и убеждения. Следовательно, для начала устойчивой должна сделаться наша культурная ориентация, а это достижимо только путём полного признания связывающих нас законов природы.

Можно ли оценить качество системы убеждений? Да. Его можно оценить по соответствию принципов системы убеждений научной причинности основанной на механизме обратной связи. Если сравнить эффективность достижения разными системами убеждений какой-то общей цели [*], то качество можно будет измерить, перекрёстно сравнивая их эффективность и выбрать из них лучшую.

Как будет подробно показано далее, мы в первую очередь хотим сравнить рыночную экономику с уже упоминавшейся ресурсо-ориентированной экономической моделью. В основе этих систем лежат противоположные точки зрения на причинно-следственную связь и возможности, и читателю предлагается объективно решить, насколько эффективно каждая из систем способна реализовать определённые общечеловеческие потребности.

C учётом вышесказанного, в контексте данного очерка, а именно разделов о развитии и симбиозе, можно сделать вывод, что любая система убеждений, которая (а) содержит структурные запреты на её изменение и не позволяет отбросить ее, как устаревшую в свете новой информации, или (б) поддерживает изоляцию и разграничение, стимулирует благополучие одной или нескольких частей системы, игнорируя другие, — является неустойчивой.

С точки зрения социологии, иметь научное мировоззрение — означает готовность и способность, как человека, так и как цивилизации, адаптироваться при возникновении новых открытий и методов, способных эффективнее решать задачи и способствовать благополучию. Это мировоззрение знаменует, пожалуй, важнейшую трансформацию человеческого мышления в истории. Каждое современное удобство, которое мы воспринимаем как должное, является продуктом научного метода, осознаем мы это или нет, ведь эта неотъемлемая, самоочевидная логика, по всей видимости, применима ко всем известным нам явлениям.

Хотя многие по-прежнему приписывают выполнение причинно-следственных связей богам, демонам, духам и прочим неизмеримым мистическим факторам, на горизонте, кажется, маячит новая эра разума, в которую прогрессивное научное понимание нас самих и нашей окружающей среды бросает вызов традиционным, устоявшимся системам взглядов, унаследованным от менее просвещённых веков. Наконец техническая [*] ориентация науки не сводится лишь к инструментам и побрякушкам. Истинное послание этого мировоззрения — сама философия, на которую нам необходимо ориентировать свои жизни, ценности и социальные институты.

Поэтому, как мы покажем в следующих очерках, социальная система и её экономическая основа заодно с юридической и политической структурами стали похожи на своеобразную веру, и поддерживаются в этом состоянии из года в год. К примеру, рынок и денежно-ориентированная экономическая система опираются на ряд устаревших, теряющих остатки актуальности допущений, что очень похоже на веру древних в том, что земля плоская, болезни вызывают бесы, а созвездия на небе — это строгие, неподвижные, двумерные устройства наподобие гобеленов. Существует огромное сходство между традиционной религиозной верой и устоявшимися культурными институтами, которые мы ныне находим справедливыми и адекватными.

Подобно тому, как церковь безраздельно правила Европой в Средние века, проповедуя традиции и ритуалы, которые сегодня большинство находит абсурдными и даже дикими, люди через несколько поколений наверняка будут оглядываться на устоявшиеся нормы нашего времени и недоумевать в точности так же.

Просмотров: 1046